Уплотнительная застройка VS Реновация по Московски
Архитектор из Петербурга Яна Голубева – архитектор-урбанист

Архитектор из Петербурга считает, что старые дома нужно не сносить, а реконструировать, неэффективно используемые территории – уплотнять.
     
      Уплотнить Санкт-Петербург и отказаться от сноса пятиэтажек – почти революционные идеи в нынешнее время. ЦИАН разобрался в их сути вместе с инициатором – архитектором из Петербурга Яной Голубевой.
     
     
      Яна Голубева – архитектор-урбанист, директор международного архитектурно-планировочного бюро MLA+. Она сторонница уплотнительной застройки в Санкт-Петербурге и противница реновации в «московском» стиле.
     
      Уплотнительная застройка для Петербурга
     
      – Вы говорили в ваших выступлениях, что Петербургу требуется уплотнительная застройка. Мы переживаем, что город с такой градостроительной политикой «потеряет лицо». Хотелось бы расспросить вас подробнее об этой идее. И, желательно, успокоиться.
     
      – Во-первых, речь идет не только о Петербурге, а обо всех городах: если они хотят быть успешными и многофункциональными, то им придется уплотняться. Это нормальное свойство кластеризации и уплотнения городов, как путь к разнообразию и повышению экономической эффективности, качества среды. Санкт-Петербург в этом смысле не исключение, хотя мы и не в полной мере осознаем, как много в нем неэффективно используемых территорий, которые ничем не заняты – пустыри, склады…
     
      Каждый город требует подробного изучения на тему того, где и что стоит уплотнить, считает архитектор.
     
      – Петербург – общепризнанный «город-музей». При этом очевидно, что при планировании судьбы очень дорогой земли в центре нельзя опираться только на сантименты. Наверное, есть какие-то более ценные пустыри и есть какие-то менее ценные пустыри. Как бы добиться того, чтобы не застроить все подряд?
      Когда мы рассматривали Санкт-Петербург, изучали всю его застроенную территорию. При этом центральная зона, ядро – тот самый центр, о котором все думают, – это не больше 20% города. Когда мы говорим, что Петербург надо уплотнять, мы не имеем в виду, что строить надо посреди Дворцовой площади. Это надо делать вдоль линий общественного транспорта и вдоль природных систем – например, Невы или зеленых коридоров. В общем, мы рассматриваем Петербург более широко и, говоря об уплотнении, подразумеваем не исторический центр, а в большей мере другие территории – те, которые ранее были использованы недостаточно эффективно.
      «Хрущевки» – это тоже историческая эпоха
     
      – А что насчет реновации?
     
      – Основная тема реновации заключается в том, что в определенный момент дома приходят в негодность. Всем известно, что основное количество зданий было построено в советскую эпоху – в последние 70 лет. Этот период потихоньку проходит и сейчас «хрущевки» уже считаются недостаточно качественным жильем. Дальше пойдут «брежневки», а за ними – дома, построенные еще позже. Вот эта волна аварийного и устаревающего жилья будет накапливаться. Если не начать реконструировать ее прямо сейчас, то потом, возможно, будет уже поздно, мы ничего не сможем с этим сделать: масштаб реновации или реконструкции будет слишком велик. В связи с этим необходимо уже сегодня рассматривать эти объекты в контексте реконструкции. А за счет уплотнения можно улучшить и продлить жизнь, в том числе, и ныне существующим зданиям: утеплить, установить лифты, заменить балконы, добавить новые площади…
     
      – Будет ли при этом меняться архитектура и внешний облик районов? В Москве, например, реконструируемые дома и узнать невозможно.
     
      – Может меняться, а может и сохраниться. Для нас основное в реновации – попытка не сносить все подряд, а сохранять специфику и морфотип сложившихся районов. Даже если это районы «хрущевок», это все равно историческая эпоха! Да, возможно, с более плотной застройкой, с новыми магазинами и, к примеру, коворкингами, с домами, размещенными на крышах. Пусть это лучше будут обновленные районы, чем полный снос и замена типологии!
     
      – Но при этом «хрущевки» так и останутся «хрущевками». Мы ведь не сможем полностью поменять им фундамент и стены. Не начнут ли они сыпаться еще через 20 лет?
     
      – По «хрущевкам» проведено большое количество исследований и все утверждают, что они не являются аварийным жильем. Да, коммуникации у них часто аварийные, но их можно заменить на новые. Фасады на некоторых сериях тоже можно поменять. Само здание хрущевской эпохи является достаточно крепким. Но тут идет речь о том, что на сегодняшний день в России нет экономических механизмов, позволяющих снести здание и построить на его месте такое же, – просто потому, что для работы в рыночных условиях необходимо, снеся «хрущевку», построить здание в четыре раза выше. Значит, мы не можем применить в этом случае традиционную девелоперскую модель, когда девелопер приходит, что-то сносит и размещает новое здание.
     
      Необходимо перейти к модели, когда собственники здания – жильцы квартир – приходят к совместному решению и надстраивают, утепляют и развивают свой дом. Это совершенно новая система, к которой нам только предстоит подойти.
     
      – На кого в этой ситуации ложатся затраты?
     
      – Затраты могут быть собственными, а могут быть и привлеченными, инвестиционными. Такие модели уже есть. Например, в Минске успешно реализуется проект, по которому надстраивается два этажа, за счет чего инвесторы (в их роли, напомню, могут выступать и жильцы) получают деньги, на которые можно провести реконструкцию всего дома: осуществить капремонт, поменять коммуникации, пристроить балконы и пр. В итоге жильцы получают более комфортное жилье, не меняя дом, а в нагрузку – новых соседей. Во многих районах у нас низкое качество благоустройства, и я думаю, что за счет нового строительства и связанных с ним изменений можно было бы улучшать качество среды вокруг.
     
      – Насколько вообще актуальна для Петербурга программа сноса пятиэтажек?
     
      – У нас была запущена такая программа, и анализ ее реализации показывает, что она не работает.
     
      – Почему?
     
      – Это оказалось невыгодно. В рыночных условиях это оказалось сделать невозможно, девелоперам это неинтересно. У нас есть компания «СПБ-Реновация», которая в итоге не снесла ни одной пятиэтажки.
     
      То, что происходит в Москве – совершенно не рыночная модель, она может реализовываться только на деньги всей страны, но, к сожалению, в других городах ее позволить себе не могут. Или к счастью. Скорее, к счастью.
     
      То, что было когда-то построено – ценность. Эти дома были построены в разное время, и они символизируют разные идеалы. Все это наша история. Мы же не можем говорить, что ценно только то, что было построено во время Петра и Екатерины! Город – наслоение истории, архитектуры, памяти места. Это надо сохранять и развивать. Но при этом нужно сделать так, чтобы люди жили в хороших условиях. В итоге ситуация выходит двоякая: нужно не сносить, но развивать то, что есть, так, чтобы оно стало удобнее как среда.
     
      Реновация по-московски: упущенная возможность
     
      – А московская программа реновации – то, как она проходит в столице, как вам эта история?
     
      – Она меня пугает и вызывает как минимум чувство упущенной возможности. Есть политическое решение принести в Москву очень большие изменения, и я могу предположить, что это решение будет реализовано. Но то, как это делается сейчас … Вместо того, чтобы за счет реновации менять качество всей среды и района в целом, идет замена точечная: маленькое здание заменяется на большое. Это все. Примерно зная этот процесс изнутри, я вижу, что принципиально среда не меняется: не появляются ни новые парки, ни новые улицы. Не развивается многофункциональность. Специфика хрущевских районов заключается еще и в том, что сегодня это почти срединная зона города, расположенная рядом с центром. А значит, эти районы должны стать неким подцентром, где должны быть и нежилые функции. Программа реновации этого вообще никак не учитывает и не закладывает.
     
      Московская реновация – попросту замена маленьких домиков на большие. при этом стирается слой истории – время строительства «хрущевок». А ведь это была интересная эпоха, идеологичная, когда всем предоставлялись равные возможности.
     
      – С планировочной точки зрения реновация, наверное, тоже вызывает вопросы?
     
      – Я была в районах, которые начали «реновироваться» немного раньше. Снос пятиэтажек, их замена на более высокие дома – это уже не новость. И вот эти высокие вставки выглядят несвязанными со сложившимися районами. Планирование в данной ситуации, скорее, регулируется нормативами: там отступи, там сделай пожарный проезд… Получается, что мы формируем не среду, а некую схему, которая отвечает нормам. К тому же, все это обычно окружается заборами и становится какой-то коллекцией отдельных проектов.
     
      Архитекторы работают с «серым» поясом
     
      – Что сейчас строится в Петербурге и как, на ваш взгляд, оно должно строиться, чтобы вписываться в общий ансамбль города?
     
      – По архитектуре здесь сложно ответить что-то кратко, но мне кажется, что когда в городе строится любой объект, он должен рассматриваться как часть большей системы. Санкт-Петербург состоит из разных районов, и мы пытаемся их разделить: например, тут был рабочий поселок, а тут – деревня. И что бы мы ни строили, важно, чтобы этот объект не вносил глобальных изменений в архитектуру и не диктовал свои правила. Архитектура должна прорастать из того, что есть, из специфики места.
      – Чем сейчас заняты петербургские архитекторы?
     
      – Мы плотно работаем с «серым» поясом. Это промышленный пояс города, напрямую граничащий с центром. На сегодняшний день крайне важно перевести фокус инвестиций со строительства «в полях» за городом на строительство внутри города. Основное население города живет именно на таких застроенных территориях и постепенно среда ухудшается, деградирует, если не вносить в нее новую застройку и новые инвестиции. Со временем мы ее потеряем, оказавшись в итоге в Мурино, а центр Петербурга просто развалится. С этим мы сталкиваемся уже сегодня. Понятно, что и дальше затягивать с инвестициями просто нельзя. Помните анекдот? «Ну что, новых детей нарожаем или этих отмоем? Это примерно про наши города. Надо заняться «отмыванием» того, что есть.

Ссылка: https://www.cian.ru/stati-jana-golubeva-nevozmozhnost-renovatsii-po-moskovski-schaste-290209/?mindbo

Rambler's Top100 liveinternet.ru Kvartirant.RU RATING © 2003 Web-студия "Log&K"